Natarintah (natarintah) wrote,
Natarintah
natarintah

Category:

Брендинг или поименование?


В начале февраля в Хабаровске состоялся круглый стол в редакции газеты «Тихоокеанская звезда» по проблеме «кадрового ресурса для развития Дальнего Востока». В круглом столе приняли участие различного рода общественные деятели, бизнесмены и другие представители так называемой местной элиты, среди которых были Сергей Степанов, заместитель председателя Совета по предпринимательству и инвестиционной деятельности и Виктор Чернышев, кандидат педагогических наук, профессор. Оба высказались с схожем тревожном ключе относительно развития Дальнего Востока. Однако, давайте разберемся со всем по порядку.
Бизнесмен и общественник Сергей Степанов, впрочем видит камень преткновения для развития Дальнего Востока в необеспеченности бизнеса местными и иностранными трудовыми ресурсами, в связи с чем прогнозирует уход дальневосточного бизнеса на другие территории. Высказывание стандартное и ничего в нем нового нет, но что же предлагает делать в этой ситуации господин Степанов?

«У этой проблемы есть три направления решения: во-первых, нужно сделать так, чтобы люди с Дальнего Востока не уезжали, а оставались здесь жить и работать, во-вторых, надо привлечь на нашу территорию жителей других регионов России, и, наконец, в-третьих, надо навести порядок с привлечением иностранной рабочей силы.»

И если привлечением иностранцев все предельно ясно (какой бизнесмен откажется от дешевой рабочей силы? Ведь во главе угла эффективность!), то возникают вопросы, а как же предлагается остановить отток населения?

«Необходим брендинг территорий и предприятий: нужно объяснять людям ценность тех мест, где они живут и работают»

Понятно? Надо провести «брэндинг» и тут же запляшут лес и горы! Брэндинг подразумевает создание некого узнаваемого торгового знака, марки. Чем более узнаваем бренд, тем бойчее он продается (или втюхивается). Что предлагается гражданам? Испытывать счастье от того, что они работают на «брендовом» предприятии? А что такое «брендинг территорий»? Предлагается создать некие суррогатные идентичности нашим гражданам, чтобы они ассоциировали себя не с большой страной, а черте с чем? Когда к этому призывает карельский сепаратист Вадим Штепа, это понятно. Он целенаправленно работает на расчленение страны, а из каких соображений все это говорит господин Степанов? Хочется быть в тренде и повторять модные слова или это нечто иное? В качестве экономической профилактики оттока населения предлагается ввести в оборот статус «Резидент дальневосточной республики территории»:

«…Проживаешь в ДФО более 180 дней в году - получаешь такой статус, а вместе с ним и пакет преференций и льгот от государства - визовые преимущества, скидки при ипотеке, по процентам на кредиты, те же перелеты…».

У нас Дальний Восток уже мыслится как отдельное государство или отдельная территория? Или подразумевается особая экономическая зона? Если имеется в виду ОЭЗ, то почему бы так и не сказать? Согласитесь, несколько двусмысленно звучит.
Куда более прямолинеен был Виктор Чернышев, который категорически не согласен с необходимостью привлечения населения на Дальний Восток. Более того, он не прочь, если оно снизится еще раза эдак в два:

«Откуда такая убежденность, что мы должны только развиваться и прирастать? Может быть не шесть миллионов населения на Дальнем Востоке, а миллиона три - нормальная численность? ... В 1992, кажется, году, помните, Егор Тимурович Гайдар в Комсмольске-на-Амуре обратил внимание на переизбыток трудовых ресурсов и на то, что вахтовый метод освоения Дальнего Востока был бы наиболее эффективным. И тогда, и сейчас в него только ленивый гнилыми яблоками не кидался. А может не надо кидаться?Мне кажется, есть смысл подумать о вахтовых решениях для бизнеса на Дальнем Востоке. Как пример - Де-Кастри: американцы приехали, поставили вахтовый поселок и уехали. Дешевле это обходится»

При этом уважаемый профессор и кандидат педагогических наук не может не понимать, что при населении в 3 млн. человек невозможно удержать территорию, не говоря уже об освоении, пусть даже, как он предлагает вахтовым методом. Она неизбежно при таких обстоятельствах отпадет от России и это в ситуации, когда на нее с востока претендуют китайцы, японцы и американцы. Это все напоминает оформление колониальных территорий, где «жизнь» будет выстроена вокруг трубы, а население низведено до необходимого минимума в целях обеспечения работы этой самой трубы. И все это в целом как бы неявно адресует к высказыванию премьер-министра Великобритании Джона Мейджора, что главной задачей России после распада СССР является обеспечение ресурсами развитых стран, но при этом потребуется не более 50 млн. человек.

Далее идут дежурные вздохи о комфорте, которого нет на Дальнем Востоке и не будет (что может быть важнее для либерала, чем комфорт?), после чего мы подходим к самому интересному:

Вот вы здесь говорили о брендинге. Я предпочту русское слово - поименование. В философии субъект становится субъектом только тогда, когда у него есть имя. У Дальнего Востока в последние 100 с лишним лет такого имени нет! Но для поименования Дальнего Востока необходима консолидация элиты. Территории Дальнего Востока не имеют сегодня единой элиты. Был Дальневосточный экономический форум, и нет его. А у всех макрорегионов России есть.

Понятно вам? Не брендинг, но поименование! У Дальнего Востока, оказывается своего имени нет уже как 100 лет (надо полагать, что оно было, но проклятые большевики стерли его из всех анналов истории) и теперь его просто зовут «Дальний Восток России». Не менее интересно, каким это субъектом должен стать Дальний Восток, «обретя имя»? В каком смысле он должен стать субъектом? Субъектом чего? Субъектом, как независимой единицей? Дальневосточной Республикой, например? Может быть для этого нужны «брендинги» с «поименованиями» по заветам Штепы?

По всей видимости, определенная часть местной элиты, тяготеет к обособленческим или квазиколониальным моделям существования Дальнего Востока. Пока это выражается в робких и двусмысленных высказываниях местных интеллектуалов, призывающих к созданию региональных брендов и консолидации элиты под формирование некого субъекта, который должен превратить Дальний Восток в обезлюженный сырьевой придаток то ли запада России, то ли наших соседей, но однозначно в нечто несовместимое с территориальной целостностью страны и развитием региона. Все это особенно тревожно в условиях разжигания антикавказской истерии и деятельности национал-сепаратистских групп сторонников Дальневосточной Республики .




Яндекс.Метрика





Tags: Виктор Чернышев, Дальневосточная Республика, Сепаратизм, Сергей Степанов, бренды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments