Natarintah (natarintah) wrote,
Natarintah
natarintah

Categories:

Зооистерия



В самом разгаре осенняя пора, а вместе с ней и политическая движуха. Креаклы, хипстеры, либеральные правозащитники и демократические журналисты спешат до холодов успеть выполнить норму протестных акций. Кто-то спешит отработать гешефт, а кто-то из идейных соображений постоять за нашу и вашу свободу. Даст бог, получится провернуть даже какую-нибудь кампанию за все хорошее против всего ужасного. Настолько ужасного, что даже словами не описать, да на плакате не изобразить.

Скажи читатель, что может быть ужасней закона, позволяющего чиновникам безнаказанно истреблять домашних кошечек и собачек через 12 дней после отлова? Как быть, если теперь каждый чихуахуа, йоркширский терьер, японский хин, померанский шпиц и даже мальтийская болонка под прицелом?

Особо впечатлительный обладатель домашнего питомца конечно-же помчится на ближайшую площадь с плакатом и обреченным на геноцид четвероногим другом с табличной «Депутат, я хочу жить» на шее противостоять против живодерского закона. В форме модного флеш-моба или даже креативного хэппенинга, конечно. Вот и хабаровские зверолюбы и зоозащитники не исключение. Однако, не спеши с выводами. Все может оказаться несколько иначе.



17 октября в Хабаровске прошла протестная акция, посвященная «защите животных от насильственного истребления в спецприемниках». Народу на флеш-моб собралось действительно немало для Хабаровска. Сплошь одухотворенные лица. Шум в СМИ поднялся такой, что мне стало интересно, из-за чего собственно весь сыр-бор.

Все протестующие знали, против чего стоят, по крайней мере со слов организатора флеш-моба, активистки организации Зоозащита-ДВ Натальи Коваленко (об организаторах, участниках и пиарщиках поговорим позже):



«Мероприятие посвящено тому, чтоб на территории нашего края не был принят закон об эвтаназии животных. Буквально вчера было вынесено решение прокуратуры, что это незаконно. Все статьи, которые мы перечислили, прокуратура учла и вынесла свой вердикт: закон не может быть воплощен в жизнь…»

Но не все, думаю, из участников в курсе, что выступают они конкретно против принятых 22 сентября 2015 года Хабаровской краевой думой поправок к закону «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Хабаровского края по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных».

Еще меньше участников его вообще читали. И далее я объясню, почему я так решил. Сколько я не пытался найти внятный разбор поправок к закону и самого закона на страничках и в группах «зоозащитников», я так и не добился успеха. Поэтому пришлось вникать и разбираться самому.
Итак, первое что сразу бросается в глаза еще до прочтения. По сути дела, депутаты приняли не полноценный закон, а лишь внесли определенные правки к уже существующему закону, который перед этим уже пережил несколько правок. Это закон №146 от 23 ноября 2011 года, который существует в предыдущей до нынешних правок редакции от 23 апреля 2014 года. То есть закону уже скоро как 4 года и все четыре года он периодически дорабатывается.

Чем вызван нынешний ажиотаж? Может быть туда внесены фатальные правки? Давайте разбираться. Вот текст закона в предыдущей редакции. Начнем со Статьи 1, часть 2 (часть 1 особого интереса не представляет):


Обращаю внимание, эвтаназия (мне одному кажется, что этот термин в отношение животных неприменим?) в законе прописана была уже с 8 июля 2013 года. Так что, ребята, если вы вышли против того «чтоб на территории нашего края не был принят закон об эвтаназии животных», вы опоздали годочка эдак на два. Где вы раньше были?

Какие же изменения к Статье 1 части 2 предлагает новая редакция?




Из значимого здесь то что по 1 пункту части 2 раскрывается, что животных будут отлавливать для того, чтобы обезопасить жителей от нападения, кои тем чаще встречаются, чем больше бездомных животных на улицах. Кроме того, добавляется в статью отсутствовавшая ранее часть 3, где по большому счету конкретизируется, при каких условиях животное может быть усыплено. То есть раньше этот вопрос практически никак не регламентировался и теоретически, усыпить могли вообще любое отловленное животное без каких-либо объяснений или с любым объяснением. Стало быть, у зверопротекторов раньше было куда больше поводов для беспокойства. Но они молчали! А почему?

Далее есть еще целый ряд изменений, которые, не знаю, как они будут осуществлены на практике, но в теории должны сделать более прозрачным процесс отлова и упростить процесс нахождения нового хозяина для животины. Но, повторюсь, как оно будет работать я не знаю, темой не интересовался и не буду. Настаиваю, чтобы каждый, кому интересно лично ознакомился со старой и новой редакцией закона.

Далее я принялся искать, где же пункт про то, что отловленное животное будет обязательно уничтожено через 12 часов. Через те самые роковые 12 часов, о которых орали из каждой правозащитной щели. Мне почему-то это напомнило лживые либероидные стенания про 3 колоска. Оказалось, что ни в тексте старой, ни в тексте новой редакции закона этого нет вообще. В чем легко каждый может убедиться. Но есть другое.

Есть приложение с методикой расчета нормативов финансирования местным бюджетом всей этой деятельности по отлову, содержанию и усыплению. Вот так оно выглядит в новой редакции:



«Мы же говорили, вот он кровавый оскал шпортанского режима», скажет юный креакл, модный хипстор, демократический журналист и застенчивый обладатель карликового петит брабансона.



Однако, во-первых, «кровавый зооненавистнический режим» сначала определяет, имеются ли основания для усыпления или нет. Если их нет, животное содержится полгода. Если есть – то 12 дней. Я даже не берусь судить, достаточно 12 дней, не достаточно, насколько компетентны будут ветеринары, я просто приведу как это выглядело в предыдущей редакции:



И все. То есть раньше, судя по закону, вообще всех содержали 12 дней без разбору, стало быть, следуя логике, через 12 дней усыпляли.
Что же мы имеем в сухом остатке?

1. «Эвтаназия», против принятия которой в новом законе выступают энималдефендеры, уже существует там как два года.

2. Сам закон – не закон, а поправка к старому закону от ажно 2011 года.

3. Судя по старой редакции закона, усыпить могли вообще любое отловленное животное без каких-либо объяснений или с любым объяснением. В новой же редакции прописываются лучше или хуже конкретизируются условия для усыпления.

4. Сейчас если есть основание для эвтаназии, животное содержится в течение 12 дней, если нет – полгода. Раньше – вообще все животные отловленные содержались, судя, опять же по закону (не знаю, как на практике) – 12 дней.

Ничего в новом законе эдакого из ряда вон, чего не было раньше нет, а креаклы не довольны. Прокуратура вдруг проснулась. Как так? Вернусь к тому, с чего начал. Сдается мне, что основная масса закон вообще не читала, услышала о нем со слов экзальтированных зоосекьюрити со специфической подачи местных СМИ, прельстившись веселым хэппиненгом на открытом воздухе. А поскольку либеральное «гражданское общество» никогда не рефлексирует а распространяет и не имеет "тупых совковых" привычек разбираться в вопросах, оно оказывается там, куда его ведут.

В целом с массовкой все понятно. Меня же интересует другое, с чего такая внезапная зооистерия? Где были все профессиональные зверосэйфгарды (о которых поговорим позже) минимум два последние года, пока существует «закон об эвтаназии»? Почему никого не беспокоила судьба животных? Кто там намешан в этом зверином буторе, а также этическую сторону вопроса, обязательно обсудим в следующий раз.
Tags: Зоозащита-ДВ, Коваленко, Романов, зооистерия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments